• Дарья Бендарская

Послание из прошлого

Пост обновлен сент. 7

Постоянным читателям журнала «Арт-войлок» имя Амина Узденова* уже известно. В 2019 году художник решил организовать в Черкесске персональную выставку семьи Узденовых, представить на ней три вида карачаево-балкарских войлочных ковров** и на этом завершить свою работу с войлоком. Но для полной коллекции не хватало джыйгъыч кийиза***. В одной из поездок по Кабардино-Балкарии Амин Узденов увидел старинный джыйгъыч кийиз и загорелся свалять точно такой же.


Фото: Амин Узденов, rambler.ru.


Амин Узденов

г. Кисловодск, Ставропольский край

член Союза художников России, заслуженный художник КЧР, мастер по войлоку

Fb: Амин Узденов

Досье

Родился в 1973 году в с. Красный Курган Малокарачаевского района Ставропольского края, карачаевец по национальности.

Окончил Карачаево-Черкесский государственный педагогический институт по специальности «изобразительное искусство и черчение». Работал художником-оформителем, дизайнером.


Позднее вместе с братьями основал семейную фабрику по производству фарфора и по сей день остается ее главным художником.

Изучением войлока, национальных традиций, истории, производством кийизов, одежды и аксессуаров из войлока занимается с 2004 года. Постоянный участник региональных, российских и международных выставок.


В 2011 году Постановлением губернатора Ставропольского края В. В. Гаевского фарфоровые и войлочные работы Амина Узденова причислены к народным художественным промыслам Ставропольского края.

Амину Узденову присвоено почетное звание «Заслуженный художник Карачаево-Черкесской Республики» за большой вклад в развитие, сохранение и популяризацию культуры народов Карачаево-Черкесской Республики и укрепление культурных связей народов Российской Федерации. Награжден дипломом Союза художников России и серебряной медалью «Духовность. Традиции. Мастерство» за успехи в творчестве и содействие развитию изобразительного искусства; президиумом Народного Собрания КЧР — за большой вклад в сохранение и развитие народного творчества; Министерством культуры Чеченской Республики — медалью «За высокие достижения».


В 2017 году награжден Благодарностью министра культуры Российской Федерации за большой вклад в развитие культуры, многолетнюю плодотворную работу.

В 2020 году Министерство промышленности и экономики Ставропольского края включило Амина Узденова в Совет по народным художественным промыслам Ставропольского края в качестве эксперта.

Работы художника хранятся в Ставропольском музее изобразительных искусств, Кисловодском историко-краеведческом музее «Крепость», экспозициях музеев г. Грозного, частных коллекциях России и за рубежом.



Источник: rambler.ru

Сокровище рядом

В ветхом ковре, хранящемся в краеведческом музее в городе Тырныаузе, только знаток узнал бы войлочный джыйгъыч кийиз, фотографии которых сегодня можно встретить разве что в книгах по декоративно-прикладному искусству.


С изнанки к ковру пришита ткань, чтобы он совсем не расползся от ветхости, а от бахромы осталось лишь несколько миллиметров. Так что несведущий не обратил бы на него никакого внимания — ковер как ковер, ничего особенного. Но для Амина Узденова этот кийиз стал настоящим открытием и очень ценной находкой.


Тырныаузский джыйгъыч кийиз вот уже более 150 лет является реликвией семей Гулиевых и Будаевых. Он был сделан бабушкой Жанбалы Гулиева, мастерицей из Верхнего Баксана. Ее имя, к сожалению, не сохранилось. В дар краеведческому музею ковер передала правнучка Ж. Гулиева, Джамиля Будаева (Этезова), которая представляет седьмое поколение семьи Будаевых по материнской линии



Увидеть вживую старинные джыйгъыч кийизы — большая удача. Старинное ремесло забыто и практически утрачено, кийизов почти не осталось, старых мастеров уже нет, а нынешним мало что известно. Да и многим попросту неинтересно погружаться в эту тему.


Как считает Амин Узденов, то обстоятельство, что мастерство изготовления джыйгъыч кийизов оказалось со временем утеряно, связано как раз со сложностью техники ручного плетения бахромы и тесьмы, в которых и состоит главная особенность и прелесть этих кийизов.


Спасибо хранительнице музея Фатиме Этезовой, что дала возможность рассмотреть джыйгъыч кийиз, разрешила фотографировать его со всех сторон — и не один раз, а в каждый очередной приезд Амина и Марины Узденовых в Тырныауз.


Иначе пришлось бы ехать в Санкт-Петербург, где в Российском этнографическом музее, тематическом уголке, посвященном традиционным ремеслам карачаевцев и балкарцев, есть джыйгъыч кийиз. Или в Грузию, где в одном из этнографических музеев тоже хранится такой ковер. Но с какими бы трудностями пришлось столкнуться и получилось бы что-то в итоге — неизвестно.


А поначалу Амин Узденов был уверен, что придется ехать в Санкт-Петербург. Но, к счастью, ехать никуда не пришлось. Узнав, что в Тырныаузе есть такой ковер, Узденовы сразу же отправились туда.


Так что и объяснять, просить о чем-то тоже не пришлось — земляки отнеслись к увлечению национальной историей ремесел с пониманием и помогали чем могли.

Поиски пазлов

Идея воссоздать старинный джыйгъыч кийиз, дать ему второе рождение в новом кийизе, сделать его с соблюдением всех традиционных технологий на деле оказалась задачей очень непростой, со множеством неизвестных.


Как сплести чий****, из чего делалась нитка для бахромы, как плелись бахрома и тесьма, как они пришивались к ковру? Как узнать, если спросить уже не у кого?

Да, какие-то знания в свое время были получены в университете, что-то удалось найти в книгах, кто-то что-то рассказал. Но до всего приходилось доходить путем проб, ошибок и догадок. И из этих разрозненных, разбросанных пазлов постепенно, шаг за шагом, складывалась общая картина.


В Кабардино-Балкарии, селе Терскол, живет историк Абдул-Керим Ольмезов, близкий друг Амина Узденова, такой же увлеченный коллекционер предметов старины, у которого уже собрался свой небольшой этнографический музей.

Увидев фотографии традиционных джыйгъыч кийизов с бахромой, Абдул-Керим Ольмезов предположил, что, скорее всего, бахрома плелась на дощечках. А поскольку он сам умел плести на дощечках какие-то узоры, то вскоре уже после первых экспериментов стал понятен принцип технологии.


Большую помощь оказала и Лариса Чомаева*****, один из преподавателей кафедры декоративно-прикладного искусства и дизайна Карачаево-Черкесского государственного педагогического университета.


В селе Кёнделен удалось найти старый чий и станок для плетения циновки. Хотя, конечно, станком назвать его было сложно: деревяшка, и непонятно, что с ней делать. Долго рассматривали, обсуждали, спорили.


Амин Узденов в селе Кёнделен, во дворе дома Халита Текуева, в семье которого хранится старинная циновка. Она была сделана в 1850 году мастерицей Мариям Малкондуевой. В руке у Амина Узденова — часть станка по плетению чия



Позднее Амин Узденов нашел старинную фотографию, на которой карачаевки стоят точно за таким же станком и плетут чий. Стало уже понятнее: если человек стоит так за станком, значит, он должен работать так-то, а вот так с помощью привязанного к ней камешка перекидывается веревка.


Так, изучая фотографии, читая книги, находя информацию в интернете, делясь предположениями, обсуждая, вместе разобрались, что к чему, и дело в итоге пошло.


Амин Узденов демонстрирует воссозданный станок по плетению чия и cделанную им циновку. Фото с открытия семейной выставки «Творчество без времени и границ»



Отдельная интересная история — поиски специальной степной травы для плетения чия. Амин Узденов искал ее очень долго, а в результате нашел случайно неподалеку от родного села Красный Курган. Трава эта ровная, без изломов, высокая и очень скользкая, косить ее было тяжело.


Единственное, что не удалось найти, — тонкие и прочные шерстяные нитки для переплетения чия, так что пришлось использовать синтетические.


С нитками для пришивания бахромы и тесьмы к джыйгъыч кийизу тоже оказалось не все так просто. В старину такие нитки делались из длинных локонов шерсти. Есть предположение, что к ним добавлялось буквально несколько волосков из конской гривы — для прочности. Хотя, по словам самого Амина Узденова, распутывая бахрому на других старинных джыйгъыч кийизах, конских волос он в нитках не нашел.


Так что и здесь пошли в ход современные нитки, но сам рукодельный шов делался как в старину. К слову, чтобы научиться плести бахрому и тесьму, Амину и его супруге Марине понадобился год.


Свой ковер Амин и Марина Узденовы назвали «Послание из прошлого». Кийиз висит у них в доме, и каждый раз, проходя мимо ковра, Узденовы его поглаживают и думают: «Неужели это сделали мы?».



«Чувства те же самые, как когда рождается ребенок. Ты его ждешь, представляешь, каким он будет, и вот ты держишь его на руках. Это поймет каждая мать, глядя на своего ребенка. И это поймет творческий человек, который что-то хочет сделать, над чем-то работает, у него не получается сразу, а потом он видит результаты своего труда, своих усилий. Восхищению нет начала и конца».


Дом для всадника

Еще один проект, который Амин Узденов мечтает реализовать, — свалять настоящую карачаево-балкарскую бурку. Все началось опять же с уникальной находки. Точнее, с подарка, который Амину сделал друг, подарив бурку, найденную в ауле Верхний Учкулан. Она была наполовину изъедена молью, но, к счастью, сохранился уникальный шов на плече, из-за которого Амин Узденов так хотел найти настоящую бурку.

Бурка была изготовлена Байдымат Урусовой и Биштау Урусовой в 1959 году. Семье Урусовых она дорога как память об отце, Абдуллахе Урусове, который ее носил. Но тем не менее дочка А. Урусова, Абат Текеева, согласилась ее передать в музей Амина Узденова, за что он ей очень благодарен



Ручной шов в бурке идет прямо по плечу, и на него приходится вся нагрузка, поэтому он должен быть очень прочным и не пропускать воду

В чем уникальность карачаево-балкарских бурок? В очень продолжительном процессе валяния. Готовые бурки долго приминались, вытягивались, опять мялись, и в результате войлок становился плотным, толстым, как бычья кожа. Между слоями шерсти прокладывался конский волос для дополнительной защиты от удара сабли, кинжала и пули. Такая бурка спасала всадника от холода, непогоды, снега.


Укутавшись буркой и надвинув на голову овечью папаху, можно было спать прямо под дождем, не боясь промокнуть. Качество свалянной бурки так и проверялось: на нее выливалось ведро воды и, если войлок не пропускал воду, значит, бурка сделана на совесть.


Еще одна интересная особенность: добротно сделанная бурка могла стоять сама, без хозяина. И в этом Амин Узденов убедился лично, когда постирал, высушил и поставил ту, подаренную ему бурку. И она стояла!


К сожалению, мастерство изготовления бурок тоже забывается, утрачивается. Да, есть ценители, кому это интересно, но их единицы. Но самое главное — нет мастеров, которые бы делали бурки в наши дни так, как их делали в старину. Да, сегодня можно купить бурку за 5–6 тысяч рублей, но это, скорее, сувенир — качествами настоящей бурки она, конечно же, не обладает.


Возвращение к корням

«Многие экспонаты, собранные в моем музее, для меня самого пока остаются вопросительными знаками. Где они были созданы, как, из чего, кем? Я надеюсь, что нашим детям, внукам тоже будут интересны эти вопросы. Что они подтолкнут их к тому, чтобы найти на них ответы и вернуть из небытия мастерство наших предков. Только так наши дети поймут, что они принадлежат великому народу», — рассуждает Амин Узденов.




«Все эти экспонаты показывают, каким наш народ был умелым, мастеровым, сильным, на какую историческую многовековую глубину уходят наши национальные корни. В далекие-далекие времена, к нашим предкам, которые когда-то дали жизнь тем предметам, которые сегодня хранятся в музее».


— Есть вещи, которым двести, триста лет. Но это не просто утварь. Даже в те непростые времена, когда порой было нечего есть, люди не забывали о красоте, о традициях, символах, за которыми — глубина и смысл, понимание которых для нас, к большому сожалению, уже утеряно. Мы сегодня оторваны от своих корней и можем теперь только предполагать, какое значение несут все эти узоры и орнаменты.


Когда я еще только женился, мои старшие друзья-художники говорили: «Быт съедает, художнику некогда работать, когда у него семья». Я думал: «Какой быт, о чем они говорят? Просто ленивые, видимо, работать не хотят». А сейчас понимаю. Да, некогда заниматься творчеством, музеем, мало на них времени остается. Меня одного на всё не хватает, надо деньги зарабатывать, семью кормить, время близким уделять.


Но материал уже собран огромный, я надеюсь, что мы сделаем все, что было в свое время задумано. Чтобы люди могли посетить музей, увидеть вещи, созданные их предками, и узнать больше свою историю.


Супруга Амина Узденова, Марина Узденова — член Союза художников России, занимается возрождением народных художественных промыслов.


Начиная с 2013 года — постоянный участник городских, краевых, республиканских, межрегиональных, всероссийских и международных выставок.


Стипендиат Министерства культуры РФ среди

молодежи (2016 г.).


Стипендиат губернатора Ставропольского края

талантливой творческой молодежи за достижения в области культуры и искусства (2017 г.).


Участница Всероссийской выставки народного искусства, награждена дипломом Союза художников России (2019 г.).


Награждена серебряной медалью «Духовность. Традиции. Мастерство»

Союза художников России (2019 г.).


___________________________________________________________________________________________

* Интервью с Амином Узденовым вы можете прочитать в весеннем номере журнала «Арт-войлок» за 2019 год (№1/2019).


** Ала кийиз (пестрый войлок), бичген кийиз (выкроенный войлок) и джыйгъыч кийиз (ковер-занавес).


*** Джыйгъыч кийиз — отличительная особенность именно карачаевского и балкарского ремесла валяния войлока. На тонкую войлочную основу, сшитую из отдельно свалянных кусков, пришивался аппликативно узор, сделанный из тонко накатанной белой шерсти.


**** Чий — камышовая циновка, на которой валялась шерсть.


***** Лариса Чомаева — заслуженный работник культуры КЧР, лауреат премии президента КЧР «За вклад в развитие декоративно-прикладного искусства», член Творческого союза художников КЧР. Занимается национальной вышивкой (золотым шитьем), вышивкой гладью, войлоком, живописью.



Просмотров: 0

Подписаться на наши новости

  • Wix Facebook page
  • Vkontakte Social Icon

 

 

т.  +7 926 718 53 01                                                                                                                 ИП ЛЕДОВСКИХ Е.В.

календарь событий: events@feltfashion.ru                                                                      АО "ТИНЬКОФФ БАНК"

общие вопросы: info@feltfashion.ru                                                                                 ©  Copiright Ледовских Е.В., 

Москва, Россия                                                                                                                       свид. о рег. ПИ № ФС 77 - 73395