• Alexander Bendarsky

«Каждый проект— это история»

Пост обновлен апр. 12

Чем особенно ценно наше войлочное сообщество — оно объединяет таких разных

и талантливых людей. Нам представилась возможность познакомиться ближе с Катей Ветровой и открыть для себя очень интересного, глубокого и разностороннего собеседника.


Фото: Андрей Высоколов, Александр Кожин.

Катя Ветрова

мастер по войлоку, преподаватель

г. Москва

wonderhat.livemaster.ru

Fb: Katya Vetrova

Vk: Катя Ветрова

Instagram: @vetrovahats

YouTube: Vetrova hats

Фотоэтюд к коллекции «Гэтсби» (2019–2020). Валяный ободок с узлом

— Прежде чем мы будем говорить о войлоке, нам бы хотелось коснуться той части вашей биографии, когда войлока в вашей жизни еще не было и когда вы, юрист по образованию, совмещали преподавательскую деятельность с музыкальным и поэтическим творчеством. Как родилось увлечение музыкой, стихами? Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.

— Я выросла в небольшой интеллигентной и творческой семье. Меня воспитывали мама и бабушка, детство и школьные годы прошли в Рязани. Мама — музыкант, преподаватель Рязанского музыкального училища, поэтому я тоже посещала музыкальную школу, мы часто бывали на концертах и в театрах. Бабушка увлекалась поэзией, читала мне стихи, рассказывала о поэтах. С пяти лет я стала писать стихи сама, а с двенадцати — заниматься в литературном объединении, которым руководил замечательный поэт и художник Нурислан Ибрагимов. Позднее он стал редактором моих книг. Первый мой сборник стихов под названием «Северный троллейбус» был опубликован, когда мне было шестнадцать.

«Бабушка научила меня вязать. Я вязала все подряд: игрушки, шапки, шарфы, одежду. Вообще я очень увлекающийся человек. Меня буквально опьяняет все, что связано с творчеством. Как-то в детстве мне попался журнал по вязанию, где рассказывалось, как делать украшения из соленого теста. И вот я две недели на каникулах месила, лепила, расписывала, покрывала лаком, нанизывала на нитки. Сделала колье, бусы, браслеты и вышла во всем этом «великолепии» поражать взоры жителей маленького городка».

— Чем в итоге был обусловлен выбор профессии юриста?

— Послушная девочка-отличница всегда соперничала с бесшабашной хулиганкой. Я могла прогулять уроки и отправиться бродить в старый Кремль, влюблялась в красавчиков и разгильдяев, писала поэмы, сидя на последней парте, играла в КВН, плела фенечки и резала дырки на джинсах, ходила на квартирники и рок-концерты. Но девочка-отличница всегда хотела взять верх.

Когда я училась в выпускном классе, в школу пришли представители налоговой полиции и пригласили лучших учеников поступать в ведомственный вуз. И так интересно расписывали перспективы, что я загорелась. Мне тогда очень хотелось поехать в столицу, поэтому я решила поступать. Учиться мне всегда нравилось. И школу, и Академию налоговой полиции я окончила с золотыми медалями. Хотя многие мне говорили, что профессия юриста, тем более работа в органах — это не мое. Но кто в семнадцать лет четко представляет свое будущее? Жили мы в общежитии в Подмосковье, иногда выбирались в столицу — то погулять по городу, то в музей, то на дискотеку.

«Еще я очень любила рисовать. У нас дома было много альбомов живописи. И я, вдохновившись работами художников эпохи Возрождения, изводила гуашь и ватманы то на «Мадонну с младенцем», то на «Конную охоту». Работы, конечно, тяготели к наивному искусству, но процесс меня увлекал».

Со второго курса я начала подрабатывать. И работала в совершенно разных местах — от обувного магазина до сервисной службы спутникового телевидения. Это был очень полезный опыт: он учил меня верить в свои силы, общаться, находить общий язык с разными людьми. На одной из таких работ я познакомилась с будущим мужем. Вышла замуж и осталась жить в Подмосковье. Сразу после окончания вуза занялась научной деятельностью: изучала инвестиции на рынке ценных бумаг, поступила в аспирантуру. У меня уже была маленькая дочка, и, когда ей исполнилось 2 года, я вышла на работу преподавателем в Российскую таможенную академию. Проработала 5 лет, защитила диссертацию, стала доцентом.


В эти годы вышла моя третья книга стихов, я стала членом Союза писателей России, сложился наш творческий союз с композитором Александром Таракановым, который написал альбом замечательных песен на мои стихи. Мы выступали на поэтических вечерах, несколько раз пели в Центральном доме литератора в Москве.


Я увлеклась рисованием, даже состоялись две персональных выставки. В 2009 году я ушла в декретный отпуск и на работу в академию больше не вернулась.


Комплект аксессуаров «Закатный ветер» (2015)

— А как вы познакомились с войлоком?

— Войлоком я начала заниматься в начале 2009-го года. И почти сразу открыла страничку на «Ярмарке мастеров». В то время там можно было интересно общаться, участвовать в обсуждениях, читать статьи на форуме валяльщиц. Сначала я пробовала делать все подряд: тапочки, сумочки, варежки, шапочки, брошки, даже умудрилась свалять несуразное пальто. Потом родился малыш, и валяние было отложено.


Детская шапка «Веселая сова» (2015)

— К тому времени у меня уже было много научных и художественных публикаций, я хорошо писала на разные темы. И вот однажды друзья попросили помочь им с текстами для сайта. Я попробовала, у меня получилось. Тогда я открыла свою страничку на freelance.ru и за несколько лет стала очень востребованным копирайтером. Писала на любые темы — от дизайна интерьеров до образования за рубежом, вела колонку новостей о недвижимости, брала интервью для проекта Volkswagen, разрабатывала сценарии квестов и уличных фестивалей. Однажды меня даже поднимали в воздух на маленьком самолете и показывали фигуры пилотажа, чтобы я реалистично могла описать их в статье.


Времена были непростые, работать приходилось много. И в какой-то момент я почувствовала, что устала ночи напролет сидеть у компьютера и писать не то, что хочется, а то, что заказали. Стала думать, чем бы еще заняться и разнообразить надоевшую работу. Тогда я вспомнила, что умею вязать и валять, и открыла на «Ярмарке мастеров» свой небольшой магазинчик оригинальных шапочек. Дизайны придумывала сама. Очень скоро у меня появились первые заказчики. Это был 2011 или 2012 год. Именно тогда я примкнула к войлочному сообществу. Узнала, наконец, что бывает хорошая шерсть и что с ней так приятно работать (до этого покупала шерсть на Семеновской фабрике), познакомилась в магазине Оли Никишовой на Сухаревской с Олей Демьяновой и Олей Филатовой, а в «Шкатулочке» на ВДНХ — с Леной Смирновой и Светой Болюх. Потом узнала, что есть «Формула рукоделия». В 2013 году состоялся мой первый выход на выставку. Стенд площадью один квадратный метр был плотно завешан шапочками и шарфиками. Да, они были не так аккуратны, как сейчас. Но их можно было носить, у них уже был свой узнаваемый стиль, и их охотно покупали.



Шапка «Привет Юпитеру!» (2019)

«Неожиданно я поняла, что шляпки — это такая игра. В принцессу, хулиганку, элегантную даму, в кокетку, модницу или леди-креатив. И мне захотелось поиграть. Прямо руки просили работы с материалом, поиска формы, а душа — новых образов».


— Почему вы выбрали для себя головные уборы?

— Интерес к шляпкам появился у меня лет десять-двенадцать назад. Каждый год в конце августа мама приезжала в Москву на выставку производителей и дизайнеров головных уборов Chapeau & Mosfur, чтобы купить себе новую шляпку: у нее очень продуманный элегантный стиль одежды, и она часто носит шляпки. Я стала ходить на выставку вместе с мамой, смотрела показы, примеряла разные формы. Познакомилась с работами дизайнеров. Неожиданно я поняла, что шляпки — это такая игра. В принцессу, хулиганку, элегантную даму, в кокетку, модницу или леди Креатив. И мне захотелось поиграть. Прямо руки просили работы с материалом, поиска формы, а душа — новых образов. Мы и сейчас часто посещаем выставку. Пару раз даже удавалось пообщаться с председателем жюри конкурса дизайнеров Вячеславом Михайловичем Зайцевым. А в прошлом году в рамках выставки Chapeau 2019 мы с мастером Натальей Беневоленской продемонстрировали коллекцию одежды и аксессуаров из войлока «Великий Гэтсби».


Шляпка «Бронкс» из коллекции «Гэтсби»

— Был ли у вас сложный выбор, чем вы в итоге хотите заниматься?

— Нет, войлок постепенно и достаточно плавно входил в мою жизнь. Еще несколько лет я совмещала работу с войлоком и копирайтинг. Потом войлок вытеснил все остальное. Кстати, умение хорошо писать помогло мне, когда я стала сотрудничать со «Шкатулочкой». Я помогала мастерам составлять анонсы, брала у них интервью для публикации на сайте. Когда интервью набралось больше десяти (Ольга Цхай, Алена Селезнева, Диана Нагорная, Александр Пилин, Светлана Болюх, Юлия Валерина, Алеся Исмагилова, Светлана Вронская, Елена Найденова), у меня возникла идея выпустить книгу с рассказами о мастерах современного войлока, их творческом пути и их работах.

— Эта книга увидела свет?

— Пока нет. Как и многие творческие идеи, лежит себе в папке долгосрочных планов. Такая книга — проект дорогостоящий и некоммерческий. Поэтому пока ждет своего звездного часа.

«Я не могу назвать мое увлечение войлоком бизнесом — слишком это какое-то мертвое и серьезное слово. Цель бизнеса — заработать денег, а цель творчества — самоотдача. Творческий человек всегда больше отдает, чем получает, и к этому нужно быть готовым. Если вы искренне любите то, что делаете, готовы посвящать время своему делу, готовы к неудачам и поиску решений, работе и экспериментам, готовы делиться, тогда все рано или поздно получится. К тому же у творчества есть много приятных бонусов: так здорово слышать теплые слова учеников и клиентов, получать отклики на новые работы. Наше войлочное сообщество отзывчивое и очень благодарное. Когда у меня были трудные времена — я серьезно болела, — постоянная искренняя поддержка родных и друзей помогла мне выздороветь».

— Музыка, стихи — эта часть творчества в вашей жизни есть сегодня?

— Да, я иногда пишу. В 2019 году после перерыва в 13 лет вышла моя пятая книга стихов и прозы «Весь этот день» — лирические записки молодой мамы. Часть стихов детского раздела мы написали вместе с сыном в перерывах между уроками в музыкальной школе и во время прогулок по парку.

Когда мы собираемся с друзьями, любим петь песни под гитару. Правда, работа и повседневные дела занимают большую часть времени. Но я надеюсь, что наступят такие времена, когда не нужно будет постоянно думать о хлебе насущном, появится больше возможностей для свободного творчества, в том числе для стихов. Хотя «нет времени» — это простая отговорка. Я убеждена, что, если страстно хочешь чего-то, время обязательно найдется. И лучше начинать прямо сейчас. Сейчас я вынашиваю идею серии детских книг со сказками и небольшими мастер-классами по войлочной игрушке. И очень надеюсь, что в этом году получится сделать хотя бы одну такую книгу.


Шапка «Рахат Лукумыч» (2015)

— А как вы решили заниматься преподавательской деятельностью по валянию?

— Я начала посещать мастер-классы, когда уже нашла свой стиль в войлоке и сделала первые необычные шляпки, по которым меня узнавали как мастера. Но мне не хватало знаний о материалах, инструментах, мне была интересна методика проведения занятий. Посетив три-четыре мастер-класса и несколько творческих встреч, я продолжала много работать самостоятельно. И в какой-то момент поняла, что у меня накопилось достаточно опыта и собственных моделей, чтобы проводить занятия самой.


У меня уже был опыт работы со студентами и с детьми в школе, поэтому я без труда нашла общий язык с участницами мастер-классов. Годы работы в сфере образования приучили меня методически грамотно преподносить материал.


Конечно, поначалу не все было идеально, но я быстро училась, совершенствовала теоретический блок и практику. Хорошо, что на занятиях мы не скованы, как в школе, какой-то обязательной программой и можно каждой ученице дать то, что ей действительно нужно. Я стараюсь по возможности к каждому найти свой подход. Мастер-классы по войлоку – это своеобразная арт-терапия. От того, как ты организуешь процесс, зависит и результат. Кому-то нужно помочь почувствовать материал и его возможности, кому-то не хватает уверенности в себе, и его нужно поддержать.


Мастер-класс «Кепки и береты с козырьком» в студии-магазине «Шкатулочка» (2019)

— И конечно, ничто не сравнится с радостью, когда мы видим, как из бесформенной кучки шерсти рождается работа. Мы и скульпторы, и художники, и инженеры, и архитекторы, и дизайнеры. Каждый мастер-класс — это маленькая жизнь. Бывает и трудно, иногда что-то не получается, но терпение и взаимопомощь побеждают. И так радостно наблюдать за женщинами, которые надевают шляпки, примеряют новые образы. Они меняются, уходят какими-то окрыленными, как после первого свидания. Так и хочется назвать свой мастер-класс «Свидание с войлоком» — мы сначала знакомимся, присматриваемся, волнуемся, что что-то не получится, делаем первые неуверенные шаги навстречу друг другу, а потом начинается «музыка и песня».

«Мне очень нравится общаться с гостями выставок, моими учениками, другими мастерами, а продажи меня смущают. Да и вообще бизнес и творчество — сложно совместимые вещи. Одно сильно мешает другому. В идеале каждому творческому человеку нужен продюсер или спонсор, который бы взял на себя всю рутину и заботу о хлебе насущном, чтобы можно было отдаться потоку вдохновения и воплощать самые смелые идеи. С другой стороны, на стыке свободного творчества и базовых потребностей — детей накормить и раздать долги — рождаются красивые и практичные вещи, которые так любят ученики и клиенты! Так что нет худа без добра».

— Сколько мастер-классов за это время вы уже провели? Какова сегодня география вашей ученической аудитории?

— Я провела уже около двухсот очных мастер-классов, сняла восемнадцать видеокурсов. У меня есть ученики во всех странах (наверное, только в Антарктиде еще нет). Есть даже не говорящие по-русски — из Италии, Испании, Чили, Португалии. Они понимают то, что я делаю, повторяют работы по видео. А общаемся мы через Google-переводчик. Несколько раз на мастер-класс приходили мужчины. А среди онлайн-учеников есть семейные пары.


Мастер-класс «Головные уборы из войлока» в студии-магазине «Шкатулочка» (2017)

— Каким главным принципам в преподавательской методике вы стараетесь следовать?

Поменьше страшных научных слов, побольше живых примеров. Я стараюсь объяснять так, чтобы ученики меня понимали и сразу могли применить знания на практике. К каждому ищу свой подход. Занятие войлоком — это терапия. Кто-то приходит избавиться от одиночества, кто-то — воплотить детскую мечту, кто-то — узнать, почему же у него ровные поля никак не получаются. Очень часто люди получают гораздо больше, чем ожидают. Потому что на занятиях мы и изучаем теорию, и делаем работы из войлока, и общаемся.


Чаще всего у меня на живые мастер-классы приходят бухгалтеры. И это тоже о многом говорит. Люди, которые устали от скучной работы с цифрами, программами, хотят ощутить свободу творчества. Войлок их лечит, обогащает опыт, снимает стресс, позволяет раскрыться фантазии. Задействуются такие центры мозга и нервной системы, которые при постоянной скучной работе почти атрофировались. И еще очень важна приятная дружеская атмосфера, которая царит на наших занятиях. Девочкам действительно интересно, они общаются на важные для них темы. Многие продолжают общаться и после занятия, переписываются в соцсетях, вместе ходят на мастер-классы и клубные встречи. Так завязывается настоящая крепкая дружба.

«Страхи перед началом работы чаще всего выдуманные. Они идут от неуверенности. Значит, человек не на все вопросы о материале и процессе еще нашел ответ. А найти ответы можно только во время практики. Зато радость, которую испытываешь, когда работа готова, ни с чем не сравнить. И как правило, человек, испытавший сильные эмоции, возвращается к работе с войлоком снова и снова».

— Что для вас важно сегодня как для состоявшего мастера, преподавателя? Собственные авторские техники, решения?

— Для меня техники и технологии не предмет гордости. Любой мастер, если он включает голову во время работы, может сам дойти до каких-то технических решений. В процессе неизменно возникают вопросы: как сохранить заданные пропорции изделия, добиться ровного края, получить тонкий и плотный войлок, как сделать так, чтобы головной убор удобно сидел… А если ты задумал что-то необычное, то и поиск решения будет соответствующим.


Решая творческие задачи, я иногда изобретаю что-то и даже даю названия, чтобы потом на одном языке общаться с учениками. Например, я знаю около десяти способов, как сделать козырек на головном уборе. Пять из них использую постоянно: «вытяжной козырек», «приставной козырек», «шаблон-гриб», «складной шаблон» и «козырек на блокираторе».


Но авторство в нашем деле — вопрос очень спорный. Все мастера решают похожие задачи, и большинство решений более или менее очевидны. Поэтому, когда ты придумываешь что-то, совершенно не исключено, что кто-то где-то уже успешно этим пользуется, просто этого еще не обнародовал. Я не думаю, что стоит биться за первенство в изобретении каких-то техник. Как сейчас говорят, «я делаю так» — и этого вполне достаточно.


Комплект «Зимняя сказка» (2019)

— А вот радость у меня вызывают хорошо сделанные работы. Я могу бесконечно придираться к качеству изделий, делать их лучше, оттачивать способы изготовления. Но главное — не это! Каждый проект, будь то стихотворение, песня или шляпа, — это не просто набор слов или кучка разложенных материалов. Это история. Можно взять одни и те же материалы, даже способы работы с ними будут похожи. Но каждый мастер рассказывает свою историю. Поэтому вы без труда отличите шляпки Ирины Спасской от шляпок Элины Саари, а викингов Аллы Халайджи — от фей Светланы Вронской.


Вот такие состоявшиеся проекты я люблю. Когда смотришь на вещь и понимаешь, что ее можно прочесть, что в ней материалы, форма, цвет, детали и даже модель, которая это демонстрирует, рассказывают тебе историю. Когда поймаешь нужную волну и работаешь на ней, бывают удачи и рождаются работы, которые становятся твоим «войлочным генофондом»: можно развивать, углублять, совершенствовать найденный концепт, пока не будешь считать идею воплощенной. Идею можно воплотить в какой-то одной работе. Но несколько раз мне удавались и небольшие коллекции. Например, «космическая» серия и коллекция «Гэтсби» — наш совместный проект с Натальей Беневоленской.


Платье и шляпка из коллекции «Гэтсби». Автор платья — Наталья Беневоленская

— А о чем рассказывает ваша история?

— Войлок — волшебный материал, у него огромные возможности. Техники — это средство. Цель — это то, что ты хочешь сказать этому миру. Это то, какой ты сам. Я, например, очень эмоциональна, часто принимаю импульсивные решения, энергичная и смелая, радуюсь жизни, но в то же время ранимая, трудно преодолеваю дистанцию в отношениях с людьми, мне часто нужна защита. Поэтому и мои работы — канатоходцы, которые балансируют между идеальным и живым, как я балансирую между строгой училкой и матерью и беззаботной хулиганкой. В жизни нередко приходится быть рациональной вопреки желаниям, поэтому в творчестве чаще побеждает хулиганка.


А еще я очень трудолюбивая и целеустремленная. Уж если что-то задумала, ни за что не отступаю. Препятствия меня только подзуживают. Я люблю музыку, солнце, гулять, смеяться. Люблю быть разной и красивой ощущать себя тоже люблю. Это все отражают мои работы из войлока. Те, кому мое мироощущение близко, приходят ко мне учиться. Хотя это большая иллюзия, что можно кого-то чему-то научить. Можно поделиться, подсказать, направить. Но учится каждый сам. И именно тому, что ему сейчас нужно.


Шапка «Таинственный остров» (2017)

«Я очень эмоциональна, часто принимаю импульсивные решения, энергичная и смелая, радуюсь жизни, но в то же время ранимая, трудно преодолеваю дистанцию в отношениях с людьми, мне часто нужна защита. Поэтому и мои работы — канатоходцы, которые балансируют между идеальным и живым, как я балансирую между строгой училкой, матерью и беззаботной хулиганкой. В творчестве чаще побеждает хулиганка».


— Для вас шляпка — важная составляющая образа?

— Внешний образ — это состояние души человека и то, что он хочет сказать миру. Я не очень привередлива в одежде. Могу несколько лет носить одно и то же, стараюсь минимизировать расходы на собственный гардероб. Но головной убор — та важная деталь, которая помогает создать образ, создать настроение. Необязательно это должно быть что-то вычурное и яркое. В повседневной жизни я ношу скромные шапочки и шляпки. Но они со мной дружат и мне идут.


Да, когда мы примеряем шляпку — любую, — это каждый раз немножко карнавал. Потому что именно шляпка моментально меняет образ и создает настроение. Она сразу выделяет из толпы. Это как сигнал для человека: внимание! А дальше говорите то, что хотите сказать: сдвинула набок — «я вся такая дерзкая», надвинула на лоб или надела симметричную вещь — «я строгая дама», приоткрыла лоб и выпустила челку — «я кокетливая девочка» и так далее и так далее. Количество образов бесконечно!


Шляпка «Ирландия» (2016)

— Однажды я встретила Ирину Гончарову на мастер-классе в «Шкатулочке» и сразу в нее влюбилась. Когда Ира придумала карнавалы, я стала в них участвовать. Больше всего мне нравится подготовка к карнавалу. Когда ты придумываешь новый образ и с чистой совестью делаешь то, что никто не наденет. Это интересная работа, и она, безусловно, обогащает.


Не нужно слишком сильно сковывать себя практической стороной. Иначе так и будешь ходить в заколдованном кругу черных шапочек и думать, будет ли шляпка сочетаться со строгим пальто и можно ли в ней поехать в метро. Иногда нужно давать себе волю, разрешать нарушить все правила. Нужно сбрасывать все условности и наполнять свое творчество новыми идеями и формами. Ведь самое ценное — это идея. А как адаптировать ее «на каждый день», вы потом не спеша и спокойно придумаете — будьте уверены.


Шляпка «Краски Брейгеля» (2017)

Что бы вы посоветовали мастерам, кто уже приобрел достаточно опыта, перерос эксперименты с войлоком в масштабах собственной кухни, кто хотел бы расти дальше и задумывается о собственном бизнесе, но не может пока решиться на новую высоту?

— Сейчас такое время — чтобы постоянно заниматься творчеством, нужно хоть немного им зарабатывать. Творчество — это большие вложения: материалы, время, обучение. Продажа обучения и продажа готовых работ — самые очевидные пути заработка в нашей сфере. Казалось бы, бери и делай. Но, чтобы зарабатывать, нужно сначала сделать качественный продукт (изделие или курс), знать, для кого он предназначен, как и где предложить его, чтобы его купили. Это целая наука. Успех продаж на 90 % зависит от умения человека продавать. Этому сейчас успешно учат. Но к творчеству это уже не имеет никакого отношения.


Речь у мастеров по войлоку чаще всего не идет о бизнесе. Честное слово, я не знаю ни одной миллионерши среди мастеров валяния. Для творческого человека заработок — это способ выжить и сохранить для себя такой уровень жизни, когда ты можешь творить и дальше. Это значит, что у тебя есть деньги на новые материалы, есть деньги, чтобы поддержать себя и семью, пока ты работаешь над новым проектом. Я знаю, какой сложный и хрупкий этот «рукодельный заработок», и стараюсь поддерживать своих коллег.

«Лучший вариант для творческого человека — быть честным в том, что ты делаешь. Когда ты и твои работы рассказывают историю и историю эту можно прочесть, рано или поздно появляются постоянные почитатели и читатели. Берегите и цените людей, которые с вами на одной волне, — и среди клиентов, и среди учеников. Это те, кто будет с вами постоянно. Для небольших творческих проектов это главный ресурс».


— Продавая вещь ручной работы кому-то, вы продаете определенный стиль, определенный образ. Возможно, выгоднее делать что-то, что уже принято большинством покупателей, что не выходит за рамки привычного и широко прорекламировано в журналах и на телевидении. Но если начать штамповать черные шляпки просто потому, что на них есть спрос, теряется сам смысл творчества. И если честно, они у меня никогда не получаются одинаковыми! Так что конкурировать со шляпными фабриками я не смогу.

Я бы хотела, чтобы мои работы покупали не потому, что «такая форма в моде», а потому что «это шляпка Кати Ветровой, и это круто — иметь в своей коллекции хотя бы одну!». В общем, есть к чему стремиться!


Шляпа «Льняная трилби» (2019 г.)

«Раз в неделю я провожу прямые эфиры в «Инстаграме» (@vetrovahats), записи выкладываю на моем YouTube-канале Vetrova hats. Мы обсуждаем не только практические вопросы работы с войлоком, но и важные темы: поиск собственного стиля, адаптация вещей из войлока к разным стилям в одежде, вопросы творчества и заработка в том числе. Присоединяйтесь к нашему сообществу. И будем поддерживать друг друга. Вместе развиваться и творить всегда интереснее!»



Просмотров: 14

Подписаться на наши новости

  • Wix Facebook page
  • Vkontakte Social Icon

 

 

т.  +7 926 718 53 01                                                                                                                 ИП ЛЕДОВСКИХ Е.В.

календарь событий: events@feltfashion.ru                                                                      АО "ТИНЬКОФФ БАНК"

общие вопросы: info@feltfashion.ru                                                                                 ©  Copiright Ледовских Е.В., 

Москва, Россия                                                                                                                       свид. о рег. ПИ № ФС 77 - 73395