Подпишитесь на наши новости!

  • Wix Facebook page
  • Vkontakte Social Icon

 

 

т.  +7 926 718 53 01                                                                                                                 ИП ЛЕДОВСКИХ Е.В.

                                                                                                                                                    АО "ТИНЬКОФФ БАНК"

общие вопросы: info@feltfashion.ru                                                                                 ©  Copiright Ледовских Е.В., 

продажи: feltfashion1@gmail.com                                                                                      свид. о рег. ПИ № ФС 77 - 73395                                       

  • Alexander Bendarsky

В живописи шерстью возможно всё!

Пост обновлен 2 дня назад

В интервью журналу «Арт-войлок» петербуржская художница Юлии Чайка рассказывает, как ей посчастливилось связать основную профессию с искусством и как живопись шерстью помогает раскрыть в каждом талант художника.

Благодарим Юлию Чайку за предоставленные фотографии.

Юлия Чайка

г. Санкт-Петербург

художник, педагог, член Творческого союза мастеров по войлоку


Преподает живопись шерстью уже более четырех лет.

Участник многих российских и международных художественных выставок. Победитель II Международного профессионального конкурса мастеров декоративно-прикладного искусства и народного творчества «Мир вокруг нас ЮНЕСКО» в категории «Мастер золотые руки» (2017 г.). Победитель международного конкурса по декоративно-прикладному искусству в номинации «Декоративная живопись» на Российской неделе искусств. (2018 г.)

Работы Юлии Чайки хранятся в частных коллекциях в России и за рубежом.

Vk: «Шерстяные фантазии» картины из шерсти Чайка Юли

— Что было до «эры» войлока в вашей жизни?

До «эры» войлока была масса всего. «Масса всего» существует и сейчас, но только она постоянно трансформируется, а вот область, в которой происходят эти трансформации, не меняется — это искусство. Вся моя жизнь так или иначе связана с творчеством. Мой дедушка и его брат были художниками, мы с дедушкой много рисовали вместе, я любила наблюдать, как он пишет картины. Позднее я сама ходила на разные курсы, обучающие рисованию, училась искусствоведению в Академии художеств им. И. Е. Репина, обожала посещать Эрмитажный лекторий. И всегда любила делать что-то руками. Чем только не занималась: лепила из папье-маше, вязала спицами и крючком, вышивала, пробовала витражные краски, в общем, мастерила из всего, что под руки попадалось. Увлечения менялись одно за другим, а вот рисование оставалось всегда. Так сложилось, что я не стала профессиональным художником и получила образование совсем в другой сфере — я маркетолог, но все равно в свободное время всегда что-то расписывала, будь то дерево, бумага или холст. И жизнь выводила так, что основную мою профессию удалось связать с искусством — сначала работала в Музее истории религии, а сейчас совмещаю мои любимые занятия шерстью с работой в Петербург-Концерте (бывший Ленконцерт).

«Весёлые игры в саду»

— Как вы познакомились с войлоком? Чем он вас увлек, заинтересовал?

— Лет десять назад впервые сваляла игрушку и дома сама попыталась сделать тапочки, которые у меня не получились, — тогда я поняла, что нужно подобные эксперименты для начала проводить под наблюдением опытного педагога. А вот картины из шерсти я впервые увидела в конце 2008 года. Меня это очень удивило и увлекло, потому что ничего подобного я раньше не встречала. Конечно, сразу захотелось попробовать. И в 2009 году я сделала свою первую работу из шерсти на мастер-классе. Потом еще раз пробовала, но после долго к этому не возвращалась и даже не думала, что вернусь. Как выяснилось позже, тот мастер-класс оказался судьбоносным.

— Как вы пришли к живописи шерстью? Как для себя определили, что это вам ближе, интереснее и почему?

— В 2015 году, когда готовилась стать мамой второй раз. Вспомнила, что когда-то пробовала и решила возобновить занятия… И втянулась так, что теперь не остановить. Кроме того, шерсть обладает еще и хорошим терапевтическим эффектом, действует расслабляюще, успокаивает. А поскольку я очень занятой человек, мне этого очень не хватает. Когда сажусь делать картину, вся усталость и негативные мысли улетучиваются.

«На счастье»

— Как в ходе обучения, практики, экспериментов вам открывались новые грани войлока?

— По мере оттачивания навыков я поняла, что нарисовать шерстью, пожалуй, можно абсолютно всё… Когда достигаешь определенного уровня мастерства, открываются границы к самым сложным сюжетам, и это очень мотивирует.

— Были ли, есть мастера, которые вас вдохновляли и продолжают вдохновлять до сих пор?

— Если говорить именно о мастерах, которые используют рисунок в своих творениях, то, конечно, они есть. А главное, что с каждым годом их становится больше! И у каждого какая-то своя изюминка, свои техники, все они очень разные и по-своему интересные. Это Яна Богданова, которая многому меня научила в свое время и морально поддерживала, когда я только открывала свое дело; Александра Федорова с ее волшебными полевыми цветами; Юлия Либина, работающая в технике мокрого валяния… В разных городах нашей страны можно найти много интересных «шерстяных» художников.

«Тыковки»

— Изменило ли это увлечение как-то вашу жизнь, как бывало у многих мастеров валяния?

— Конечно! Это увлечение стало второй работой, которая приносит огромную радость. Это знакомство с новыми интересными людьми, участие в разнообразных проектах. Мне становится некомфортно, если я хотя бы один день пропущу и не положу на «холст» «мазок» шерстью.

— Вам одинаково интересно создавать и пейзажи, и натюрморты, и портреты? Или к чему-то лежит душа больше?

— Интересно абсолютно всё. Люблю сложные сюжеты, трудоемкие. Интересно ставить себе саму новую планку и стараться ее перепрыгнуть. Да и в целом стала мыслить через призму картины: всё, что вижу, сразу трансформирую в сюжет. Это не значит, что я его изображу в шерсти, но факт остается.

«Розы и жасмин в дельфтской вазе». По картине Пьера Огюста Ренуара

— Сегодня вы преимущественно придумываете собственные сюжеты или также берете за основу и работы художников?

— Когда только начинала осваивать технику, копировала известных мастеров. Сейчас придумываю собственные сюжеты. Копии делаю по просьбам заказчиков или если очень-очень понравился сюжет.

— Как вы пришли к мысли, что вы уже готовы делиться своими знаниями с другими и давать мастер-классы и уроки?

О, это вопрос интересный… Дело в том, что я очень основательный человек в тех делах, за которые берусь, привыкла работу выполнять ответственно и хорошо. А для этого необходимы определенного уровня навыки — я твердо убеждена, что посредственность в преподавании неприемлема. Поэтому обучать я начала только тогда, когда поняла, что смогу ответить на любой вопрос ученика, лежащий в плоскости «живописи» шерстью. Иначе какой же это учитель?

«В мире морском»

Кто ваши ученики сегодня в большинстве своем: дети или взрослые? В чем работать с детьми сложнее и интереснее?

— Я работаю как со взрослыми, так и с детьми. В последнее время получается так, что с юными художниками чаще. Хотя одинаково интересно «рисовать» и с теми, и с другими. Я не могу сказать, что с детьми мне работать сложнее — детей я люблю, с ними весело, они непосредственны, а шум я переношу спокойно. В общем, с молодежью у нас выстраивается весьма конструктивный диалог. Со взрослыми бывает по-разному. Те, которые приходят ко мне на мастер-классы, как правило, уже знакомы с моими работами и знают, что можно ожидать и к чему стремиться. Иначе складывается ситуация, если меня приглашают на мероприятие, где мое занятие — это лишь небольшая часть программы. В этом случае, конечно, никто не то чтобы с моим творчеством незнаком, а вообще не имеют представления, что такое шерстяная живопись. И поначалу приходится искать контакт. Как правило, он сразу находится после того, как показываю портфолио. Но, что меня радует и воодушевляет больше всего, это то, с каким удовольствием все занимаются и какие счастливые уносят с собой свои работы.


«Домовой». По картине Владимира Аржевитина

— Насколько в принципе сложно работать с людьми, которые до этого никогда не рисовали?

— Надо заметить, поначалу все находятся в одинаковом положении — и те, кто умеет рисовать, и те, кто никогда карандаш в руки не брал. И довольно продолжительное время все учатся одному — различным техникам работы с материалом. Дальше, тем, кто уже умеет художественные навыки, наверное, проще… но, с другой стороны, пока мы осваиваем техники, мои ученики уже начинают сами «видеть» картинки.


«Леденцовый виноград»

— Какие наблюдения вы делаете, работая со своими учениками? Как в них раскрывается творческий потенциал? Меняются ли они сами как-то при этом?

— Пожалуй, самое интересное наблюдение — некоторые порой даже не осознают своих возможностей. Многие себя недооценивают, принижают свои способности. Как правило, мы на занятиях развенчиваем эти предубеждения. Для меня самое важное, чтобы человек был счастлив, уходя с моего занятия. Хочется верить, что у меня получается.

— Расскажите, пожалуйста, о вашем опыте участия в конкурсе «Войлочное вдохновение». Что вам это дало? Насколько полезно, на ваш взгляд, участие мастеров в таких проектах и почему?

— Я думаю, что участие в подобных проектах необходимо, чтобы рассказать о себе. Кроме того, это дает определенный стимул к победе. Я участвовала в конкурсе только на этапе своего становления. Тогда я не победила, но у меня все впереди.

«Девочка в павловопосадском платке»

— Вы также принимали участие в международном конкурсе ЮНЕСКО «Мир вокруг нас». Какие впечатления у вас остались? И что в планах на 2020-й год?

— Я принимала участие в разных выставках и конкурсах. В «Мир вокруг нас» попала случайно. Увидела объявление о приеме работ — отправила, выиграла… Но картин из шерсти больше тогда на конкурс больше не выставлял никто. По правде сказать, меня тогда почему-то больше волновал Международный конкурс современного искусства в рамках Российской недели искусств, где мне тоже посчастливилось одержать победу. Конечно, это волнительно и очень приятно. О планах на 2020 год пока ничего конкретного сказать не могу. Идеи есть, а вот времени на реализацию не всегда хватает, к сожалению. Поэтому всегда все получается спонтанно. Но, надеюсь, что проектов будет много, и все они будут интересные.

— Чем вам еще интересно заниматься помимо войлока?

— Интересно воспитывать детей, кроме того, у меня есть работа, которой уделяю очень много времени. И, конечно же, мое творчество — вторая работа. А больше уже ни на что серьезного и времени не хватает. Да и этого, достаточно, я думаю. Лучше меньше, но качественно!

Просмотров: 1