• Дарья Бендарская

«Войлок — это наше всё»

Пост обновлен авг. 4

Друзья, мы публикуем вторую часть нашего интервью с художником по текстилю, фелт-мастером и общественным деятелем Айжан Беккуловой. Главная тема нынешней статьи — возрождение и развитие почти было утраченных традиционных казахских ремесел, в том числе мастерство изготовления войлока.

Фото: Айжан Беккулова, Камаш Толеубаева, atameken.kz, the-steppe.com.


Айжан Беккулова

г. Алматы (Казахстан)

художник по текстилю, эксперт по ремеслам Казахстана, тренер по войлоку, арт-маркетингу и дизайну ремесленной продукции

Fb: Айжан Беккулова



Кумис Косбай, мастер — «Живая легенда» (Мангистау, Казахстан). Источник: atameken.kz

История

2003 г.

По инициативе Айжан Беккуловой создан фонд Our Heritage («Наше наследие»). Его деятельность направлена на возрождение, сохранение и развитие культурного наследия народов Казахстана, пропаганду и популяризацию традиционных ремесел, расширение культурных и творческих связей между республикой и другими странами.

Сегодня фонд активно защищает интересы казахских ремесленников и создает необходимые условия для их профессионального развития. Благодаря фонду впервые была сформирована база данных о мастерах Казахстана, которая из года в год пополняется новыми именами. Регулярно проводятся ярмарки, мастер-классы, семинары, конференции, тренинги по вопросам ремесленничества, в том числе международные.

Так, благодаря фонду Our Heritage с 2010 года в Казахстане проводится ежегодный конкурс ремесленников «Шебер», дающий мастерам и художникам стимул создавать новые работы и совершенствоваться в своем ремесле.

2006 г.

Общественным фондом Our Heritage при финансовой и информационной поддержке фонда «Евразия» в Центральной Азии (ФЕЦА), корпорации Chevron (США), Министерства культуры и информации Республики Казахстан начата реализация многолетней программы «Развитие ремесел и возрождение народных художественных промыслов в Казахстане».

2010 г.

Общественным фондом Our Heritage совместно с посольством США запущен проект по возрождению в Казахстане традиционного ковроткачества. Цель проекта — обучение мастериц традиционным техникам казахского ткачества ворсовых ковров с выполнением обязательных условий: использование натуральной пряжи и натуральных красителей; создание ковров высокой плотности ткачества; применение в декоре исключительно казахских орнаментальных мотивов. Помимо теории и практики традиционного ковроткачества участники проекта могли также изучить основы арт-маркетинга.

2012 г.

Создан Союз ремесленников Казахстана. Ключевые направления деятельности организации: поддержка традиционных ремесел; содействие профессиональному росту и предпринимательской активности ремесленников, художников-прикладников; проведение конкурсов, выпуск практических пособий, бюллетеней; консультации по вопросам ремесленничества и многое другое. Союз ремесленников Казахстана — член Всемирного ремесленного совета (World Craft Council) и его тихоокеанского регионального представительства. Казахстанские мастера успешно интегрируются в международное ремесленное движение.

Традиционный аппликационный сырмак. Музейный экспонат

«Мы одна большая семья»

— Что касается моей общественной деятельности, то сегодня я прежде всего руководитель Союза ремесленников Казахстана, который объединяет мастеров страны. В Союз входят ремесленники абсолютно разных специальностей: ювелиры, мастера по вышивке, резьбе по дереву, по кости, обработке кожи, войлоку, ткачеству. Мы охватываем практически все ремесла. Возможно, чуть больше делаем акцент на войлоке, потому что войлок в Казахстане имеет глубокие корни.

У нас есть представительства в восьми областях республики. Это действительно общественная работа, не оплачиваемая. Так же, как и работа моих представителей: они все работают на волонтерских началах. Но мы сумели, как мне кажется, создать дружную семью. Мы обмениваемся идеями, информацией, ну а мне как руководителю приходится очень часто выслушивать людей, давать советы, помогать, поддерживать. Причем поддержка может быть абсолютно разной: от каких-то бытовых советов, рекомендаций, где приобрести те или иные материалы, до помощи в оформлении документов и получения каких-то территорий.

В начале 2000-х, когда был основан фонд Our Heritage, нужно было срочно менять ситуацию с ремеслом в республике, возрождать почти утерянные ремесла, дать мастерам чувство уверенности, что у них есть будущее. И вот уже на протяжении многих-многих лет это основная часть моей жизни.

«Как бы мне ни хотелось сегодня заняться творчеством, я уже понимаю, что без Союза ремесленников, без своей большой многочисленной творческой семьи я уже, наверное, не могу».

Обсуждение с мастерами создания Союза ремесленников Казахстана (2011 г.)

Нам очень повезло, что нашими партнерами долгое время были фонд «Евразия» в Центральной Азии, ЮНЕСКО и наш спонсор — нефтяная компания Chevron. Мы много лет с ними сотрудничали и сегодня продолжаем взаимоотношения, несмотря на то что финансовой поддержки уже нет.

Как-то я делала бюллетень к 10-летию нашего конкурса «Шебер», которым я очень горжусь. В нем было собрано около 50 организаций, кто выступал партнером за все время существования фонда Our Heritage и Союза ремесленников Казахстана. Помимо фонда «Евразия» в Центральной Азии, ЮНЕСКО, Chevron в их число вошли Британский совет, посольство США, Национальный музей Республики Казахстан, Музей искусств им. А. Кастеева, Музей музыкальных инструментов, Национальная палата предпринимателей, Алматинский колледж строительства и народных промыслов, многие другие музеи и областные акиматы.

У нас много волонтеров — не только ремесленников, но и людей, которые неравнодушны к ремеслам. Кто-то переводит на английский, кто-то — на казахский, кто-то помогает с перевозками, кто-то оказывает помощь с литературным редактированием наших проектов и написанием текстов. Это огромное количество людей, с кем мы общаемся много лет и кого мы уже давно перевели из категории партнеров, спонсоров в категорию друзей.

«Нельзя быть корыстными и, как только прекращается финансирование, сразу же отворачиваться от людей или делать вид, что вы их не знаете. Нужно оставаться друзьями».

Мастер-класс по текемету Кулян Жангутты

Тускииз в технике текемет. Работа Кулян Жангутты

Растить не конкурентов, а единомышленников

В середине 2000-х фондом «Евразия» и Союзом ремесленников Казахстана в республике было проведено исследование по ремеслам. Оказалось, что ремесло в стране катастрофически «стареет»: 41 % мастеров — это люди старше 45 лет и только 19 % — моложе 30. Так было положено начало реализации программы «Развитие ремесел и возрождение народных промыслов в Казахстане».

В 2005 году, когда проект только делал свои первые шаги, проблем в отрасли было множество: нехватка у ремесленников информации, отсутствие серьезных навыков, неумение переключаться на рыночные отношения, невозможность расширить ассортимент, а самое главное — старение ремесел.


Молодежь не хотела заниматься прикладным искусством, потому что не верила в его будущее. Работающие же мастера делали изделия с устаревшим дизайном советской эпохи, часто невостребованные на рынке, низкого качества.


За эти годы были достигнуты впечатляющие результаты. Многие из мастеров стали участниками тренингов, выставок, ярмарок, конкурсов. Еще совсем недавно мы не знали друг друга, скрывали друг от друга свои достижения и находки, а сегодня уже воспринимаем себя как часть единого целого.


У нас появилась потребность общаться, делиться идеями, строить общие планы.

Мастерица из поселка Шаульдер прядет пряжу

«Когда-то мастера боялись раскрывать свои профессиональные секреты. Сейчас они выросли настолько, что спокойно учат и делятся знаниями и опытом с другими. Они осознали, что растят не конкурентов, а единомышленников. И, на мой взгляд, в этом заключается успех и достоинство нашей программы».

Сегодня львиная доля призов на конкурсе «Шебер» достается именно начинающим дарованиям. Все благодаря их умению мыслить по-иному и подходить к ремесленничеству как к бизнесу, создавая серьезные производства в кооперации с другими. Вместе с тем без старшего поколения — опытных учителей, признанных шеберов — молодых умельцев просто могло не быть.


Орнаментика Восточного Казахстана. Работа Гульнары Кожамжаровой

Но есть другая проблема. С одной стороны, у людей, особенно в регионах, страшный информационный голод: они не знают, где брать материал, где реализовывать изделия, где какие выставки и ярмарки проходят.


С другой стороны, сейчас все кому не лень стали проводить мастер-классы и семинары. Лично я сталкивалась с такими случаями: проходит девушка у нас пару тренингов по войлоку, а потом звонит из другого города и говорит: «Я провожу семинар по войлоку, а у нас шерсть не скатывается, вы не подскажете, почему так происходит?»


Невозможно вчера узнать про войлок, скатать с грехом пополам один тапочек,

а сегодня уже брать деньги за обучение. Это настоящая профанация.


Я не против того, чтобы люди зарабатывали на своем ремесле. Я против того, чтобы этим занимался тот, кто сам еще только в начале пути. Когда люди учат неправильно, они или отбивают охоту учиться, или у их учеников будет получаться никому не нужная кустарщина.

«Хотелось бы более серьезного отношения к ремеслу как со стороны государства, так и со стороны самих мастеров. Люди должны понять: ремесленничество — это не просто желание абы что сделать собственными руками, это серьезная творческая профессия».


Казахский уголок в Доме приемов (г. Алматы)

Какая помощь нужна ремеслам

Как и многие другие народы, казахи жили и питались в основном тем, что они выращивали и создавали. Они были кочевым народом и все самое необходимое должны были уметь делать сами. Отсюда и развитие ремесел.

Процесс блектеу — этап валяния ковра с помощью предплечий. Конец 1960-х — начало 1970-х. Казахстан

Так как казахи были скотоводами, естественно, они занимались и войлоком. Казахи жили в основном в юртах — разборном каркасном переносном жилье. Помимо деревянного каркаса юрте нужно покрытие. Чтобы сделать основательную юрту, нужен не один и не два барана, а пара сотен. Чтобы сделать хорошую ханскую юрту, нужно отбирать самую лучшую шерсть, и ее собирали несколько лет. Шерсть заготавливала вся семья длинными зимними вечерами — все девочки, бабушки, женщины.


Хотя в нашей семье войлоком не занимались, я помню, что мы всегда теребили шерсть на одеяла. Мама мыла шерсть, поэтому, наверное, запах бараньей шерсти у меня ассоциируется с детством.



Процесс валяния текемета — традиционного войлочного ковра — в наши дни

«В войлок казахи заворачивали младенцев и на войлоке поднимали хана*. Войлок сопровождал казаха практически всю его жизнь. Войлок лечил от болезней, он защищал крепости от стрел, пепел войлока использовался при лечении ран. Войлок — это наше всё».

К сожалению, когда-то повсеместно развитое ремесло изготовления войлока стало забываться. Когда анализируешь, понимаешь почему: прогресс не может стоять на одном месте. Стали появляться синтетические ковры, за которыми значительно легче ухаживать, и люди стали менять войлочные ковры на синтетические. И так как ручная работа не была востребована, старшее поколение уходило, не передав свои навыки. Уже в 1990-х годах мы ощущали, что теряем большой пласт нашей культуры.


Мастер-класс Злихи Календер по декоративным циновкам ший

«На некоторое время о войлоке забыли — его сменили новые, синтетические материалы. Но приверженность ко всему натуральному, сделанному руками, все же одержала верх».

Нам надо срочно спасать войлок. Хотя он сегодня и считается самым распространенным видом ремесла в стране, тем не менее мы в основном можем говорить о современном методе изготовления войлочных изделий. Традиционным же методом владеют единицы, причем это мастера уже преклонного возраста, кому за семьдесят.


Выкладка декоративного края орнамента ковра

Пройдет еще пять лет, и мы уже не сможем не то что сделать серьезное войлочное покрытие юрты, но и даже скроить его. Везде есть свои правила, и, чтобы суметь свалять войлок, надо обладать громаднейшим опытом. Это не тонкое платье, которое иногда делают за один день. Это действительно очень серьезный объем работы.


Раскладка орнамента текемета. Тренинг в поселке Шиели (Кызылординская область, Казахстан)

Суметь разложить, закатать — все это требует больших физических усилий и участия многих людей. Невозможно скатать большой текемет или сделать покрытие для юрты в одиночку или вдвоем. Это делали всем аулом после летнего пастбищного сезона, когда скот собирались перегонять вниз, на зимовку. Это был большой праздник!


Мастер-класс Бахтыгуль Аманкуловой по кураку — старинной технике лоскутно-мозаичного шитья

Мастер-класс Гулжай Хусман по вышивке биз кесте

«Когда-то казахи были одними из лучших мастеров по обработке кожи и замши. Это была наша экспортная статья на Великом Шелковом пути. Почти утеряны знаменитая вышивка биз кесте, ювелирная техника зерни, вышивка по замше. Нужно возрождать ковроткачество и ткачество как таковое. И нам нужно спасать войлок».

Я не могу сказать, что сейчас все благополучно, но что-то мы спасли, и самое главное — мы дали возможность поверить мастерам, что у них есть будущее.

В 2010 году совместно с посольством США мы начали реализацию масштабного двухгодичного проекта в Южном Казахстане по возрождению ковроткачества. Мы обучали местных женщин, как натягивать основу, ткать, снимать ковер, делать картоны, красить натуральными красителями, осуществлять предпродажную подготовку изделия.


Многие участницы проекта в детстве когда-то ткали. Есть такое понятие «пассивный носитель». И вот они все были пассивными носителями знаний. Мы их сделали активными.


Сейчас они все потихоньку ткут на заказ, но, к сожалению, серьезного продолжения у проекта пока нет. Хотя участницы не забыли мастерство, продолжают ткать, я бы все же хотела, чтобы это было более серьезное производство с десятками, сотнями ткачей.

Мастер-класс по ковроткачеству в поселке Шаульдер (Южный Казахстан)

Тренинг в поселке Шиели (Кызылординская область, Казахстан)

Мы разрабатывали программы, пользовались возможностями, какие только были, проводили тренинги, обучали тренеров и всех желающих, кто хотел освоить новую специальность, у кого была тяга к ремеслу. Мы выпускали пособия по ковроткачеству, керамике, вышивке, войлоку, рассчитанные на начинающих и тех, у кого нет возможности обучиться на каких-либо тренингах. Сейчас я понимаю, что для меня лично это уже не уровень.

«Сегодня я пытаюсь работать над книгой. Все же за столько лет, что я занимаюсь войлоком, я приобрела достаточно серьезный опыт и навыки. Я обучалась у многих, так же как и сама обучаю сегодня многих других. Пришло время поделиться этими знаниями, чтобы принести еще большую пользу».

Мастера — живые легенды

Повторюсь, что сегодня у нас появляется много людей, желающих передать свои навыки и умения другим, обучать их. Еще пять-десять лет назад таких мастеров было найти очень сложно. Сейчас люди стали более уверены, профессиональны, успешны. Уходит страх взрастить конкурента, приходит осознание социальной ответственности, что нужно делиться своим мастерством.


Ауес Сагинаева, мастер — «Живая легенда». Источник: atameken.kz

В январе 2020 года мы с представителями Смитсоновского института ездили в Атырау, Актау, Мангыстау — это запад Казахстана — регион со своими особенными ремесленными, рукодельными традициями. И я хотела познакомить наших американских коллег с этим уникальным наследием. В Мангыстау мы были в гостях у старой мастерицы Кумис Косбай — одной из очень немногих (их буквально три во всем Казахстане), кто знает все о юртовом войлоке и его декорировании и продолжает им заниматься. Она — настоящая живая легенда.

Еще один легендарный мастер — Ауес Сагинаева — представитель Союза ремесленников Казахстана по области Мангыстау. Почти четверть века она проработала реставратором по текстилю в областном музее Мангыстау и знает все о традиционном казахском текстиле, начиная с того, как прясть тонкую нить, ткать, вышивать, сшивать.


Шекпен — мужской плащ из домотканой верблюжьей шерсти. Работа Ауес Сагинаевой

Текстиль — это ведь не только войлок, но и вышивка, в том числе и бисером; ткачество баскура (декоративная тесьма с традиционным казахским орнаментом), которой скрепляют, украшают и оберегают юрту; коржыны (войлочные сумки), всевозможные шабаданы и тены (мешки-емкости из кошмы с ковровой лицевой стороной для перевозки домашней утвари при перекочевках).

«Казахи приспосабливали к кочевому образу жизни все предметы своего ежедневного обихода. Как правило, они делались из войлока, прочных тканей или ткались, украшались вышивкой, были удобными, комфортными, легко перевозимыми, складируемыми».

Кумис Косбай показывает мастерство ткачества баскура. Источник: the-steppe.com

Ауес Сагинаева носит звание «Хас Шебер» («Великий мастер»), которое Союз ремесленников Казахстана дает лишь одному человеку в год. Еще одно почетное звание, присужденное Ауес на конкурсе «Шебер» в особой номинации, — «Мурагер» («Носитель наследия»), и оно тоже подразумевает высокое мастерство.

Ауес проводит обучающие курсы и передает свои знания, опыт, секреты мастерства другим людям — молодому поколению, безработным женщинам. Это как раз пример социально ответственного мастера. Она очень скромная и очень трудолюбивая.


Ей уже около семидесяти лет, и чем старше она становится, тем сильнее у нее жажда к жизни, путешествиям, познанию чего-то нового, и поэтому она всегда с большим удовольствием принимает участие в наших поездках.

Тамара Капкызы

Тамара Капкызы — почетный член Союза ремесленников Казахстана, мастер по войлоку, признанный профессионал в искусстве вышивки биз кесте, активный популяризатор этого ремесла.


К сожалению, «Живая легенда» — это не государственное звание, оно не дает никаких привилегий, наград, кроме большого уважения среди других ремесленников и медалей от Союза. Мы называем так мастеров, которые обладают уникальными знаниями, культурным наследием и кто стремится передать это следующему поколению.


Медина Избасарова. Источник: the-steppe.com

Медина Избасарова — одна из немногих женщин на западе страны, сохранившая искусство создания убранства юрты по всем правилам и традициям.

Собранная ее руками юрта хранится в Национальном музее Казахстана как уникальное творение казахского ремесла и народное достояние.


Пока у нас есть такие мастера, как Ауес Сагинаева, Кумис Косбай, Тамара Капкызы, Медина Избасарова и Камаш Толеубаева, есть надежда, что не всё потеряно. Что и молодое поколение «заразится» этим наследием. Что казахский войлок станет по-настоящему мировым достоянием, ведь нам есть чем гордиться!



Камаш Толеубаева

Камаш Толеубаева — потомственная мастерица из Караганды, которая занимается традиционным войлоком. В основном это сырмаки — узорчатые войлочные казахские ковры, сделанные в технике мозаики из отдельных кусков войлока разных цветов.


* Традиция «Хан көтермек» — «поднятие хана», или «Хан сайлау» — избрание нового хана. Знаменательное событие, собиравшее множество людей. Выборы могли длиться несколько дней. Избранного хана сажали на белый войлок — символ самой высокой власти — и поднимали. Под возгласы «Хан! Хан! Хан!» войлок трижды приподнимался за концы.



Просмотров: 1

Подписаться на наши новости

  • Wix Facebook page
  • Vkontakte Social Icon

 

 

т.  +7 926 718 53 01                                                                                                                 ИП ЛЕДОВСКИХ Е.В.

календарь событий: events@feltfashion.ru                                                                      АО "ТИНЬКОФФ БАНК"

общие вопросы: info@feltfashion.ru                                                                                 ©  Copiright Ледовских Е.В., 

Москва, Россия                                                                                                                       свид. о рег. ПИ № ФС 77 - 73395