• Дарья Бендарская

«Войлок — это мой путь саморазвития»

В этом году в состав жюри конкурса «Войлочное вдохновение» вошла Йоханна Рёсти-Бюлер — председатель Международной ассоциации фелтмейкеров (IFA), мастер по войлоку, специалист по овцеводству, участник многочисленных международных конференций, симпозиумов, выставок, мастер-классов, автор собственных техник.


Работая с войлоком вот уже более тридцати лет, Йоханна Рёсти-Бюлер продолжает открывать в нем новые возможности для творчества и саморазвития.


Благодарим Йоханну Рёсти-Бюлер за предоставленные фотографии.



Йоханна Рёсти-Бюлер

Швейцария

Fb: Johanna Rösti-Bühler

— Один из первых вопросов, которые мы задаем мастерам: когда и как войлок пришел в вашу жизнь? Было ли это чем-то абсолютно новым для вас или с этим ремеслом вы были уже знакомы?

— Сколько я себя помню, я всегда знала, что овечья шерсть используется в изготовлении войлока. Когда мне было пять лет, я шила одежду для своих кукол из тонкого промышленного войлока. В пятнадцать стала работать с необработанными волокнами из шерсти и научилась прясть. Я начала как самоучка в конце 1980-х, методом проб и ошибок — другого пути у меня не было.



Шапка работы Йоханны Рёсти-Бюлер (1996 г.)


— Как у вас появился интерес к самому войлоку?

— Для меня главное очарование войлока как раз и заключалось в том, что из необработанных шерстяных волокон можно создавать теплые и полезные вещи, используя простую технологию, известную и применяемую на протяжении тысячелетий.



«Сетки». Работа Йоханны Рёсти-Бюлер. Шесть, шелк, бумага (2000 г.)

— Как вы определили для себя наиболее интересные направления в войлоке?

— Не имея каких-либо письменных инструкций, как работать с войлоком, я располагала лишь собственным опытом — разочаровывающим и захватывающим. При этом я все-таки многому научилась.


Поскольку у меня уже были обширные знания о разных породах овец и шерсти, я могла их применять в работе с войлоком. Моей целью было использовать шерсть наших собственных овец в качестве местного ресурса и создавать изделия, которые я могла бы продавать. Например, пастушьи головные уборы и одежду.


Позднее я перепробовала все виды техник, извлекая пользу из всех ошибок, сделанных в начале моего пути. Эти «ошибки» я могла использовать в создании новых вещей. И сегодня мне все так же интересно работать методом проб и ошибок и продолжать открывать для себя мир творчества.



Участники войлочного симпозиума в Венгрии (2004 г.)

— Как в дальнейшем шло ваше становление как мастера?

После трех лет самообучения я приняла участие в одном семинаре по валянию и обнаружила, что в чем-то у меня даже больше опыта, чем у преподавателя. Я поняла, что моя техника довольно хороша. Но и открыла кое-что новое для себя. Я знала, что в мире войлока техник должно быть больше. В начале 1990-х я познакомилась с семьей Иштвана Видака, впервые увидела и потрогала войлочные ковры из Центральной Азии. Для меня это было как открытие огромной двери на Восток.



Йоханна Рёсти-Бюлер и Иштван Видак (2019 г.)

На тот момент я уже преподавала в мастерских по валянию и все свои новые знания передавала своим ученикам. Тогда у меня уже была возможность регулярно посещать воркшопы самых известных мастеров по войлоку и участвовать в конференциях в Швейцарии и за рубежом.



«Я снова встретила тот самый войлочный ковер, который распахнул для меня дверь на Восток почти тридцать лет назад» (Венгрия, 2019 г.)



В 2001 году мы начали разработку обучающего курса по изготовлению войлока в учебном центре Балленберга в Швейцарии. Модульное обучение длилось 3 года и завершалось получением сертификата. Мы очень успешно руководили этим направлением до 2015 года. Как преподаватель я многому научилась у студентов, для меня это была большая честь.


«Войлок привел меня к моему собственному пути в валянии. У меня была возможность путешествовать за границей, встречать мастеров по войлоку в нескольких странах и получать представление о разных культурах, прочувствовать их. Я практиковалась в иностранных языках, чтобы больше погрузиться в культуру разных стран и быть ближе к людям, ее носителям. Войлок был и остается средством моего саморазвития. Я очень благодарна за это».



Овцы с фермы Йоханны Рёсти-Бюлер и ее супруга Якоба

— Почему вы решили заняться овцеводством? Какие задачи тем самым хотели для себя решить? И к каким новым направлениям в вашей деятельности это вас подтолкнуло в дальнейшем?

— Выйдя замуж, на протяжении многих лет я работала с овечьей шерстью. Поначалу мой муж хотел разводить коз, но я убедила его заняться овцеводством, чтобы иметь шерсть собственного производства. В те годы не было принято использовать шерсть местных овец: считалось, что из нее невозможно сделать войлок. Но оказалось, что возможно. А сегодня еще более важно использовать местные ресурсы и знать всю производственную цепочку в целом.



Шерсть местных овец. Пункт сбора (Интерлакен, Швейцария)


— Кем вы себя видите в мире войлока сегодня? Какое место вы в нем для себя определили? И свое главное предназначение?

— В последние несколько лет моими главными обязанностями была добровольная работа в качестве председателя Международной ассоциации фелтмейкеров (IFA) и преподавателя на мастер-классах. Время от времени я создаю работы для выставок. Несколько лет назад я перестала делать вещи на продажу. Но в 2021 году закончатся мои полномочия председателя IFA и у меня появится больше времени. Я вижу для себя открытое поле для изучения валяния, правда, направления еще не определила.



Шарф «Сорок войлочных вершин». Новая жизнь шелкового сари. Работа Йоханны Рёсти-Бюлер (2019 г.)

«Для меня всегда было важно учиться у мастеров, живущих в разных странах, учиться на их многолетнем опыте и традиционных способах валяния. Я переняла много приемов и хитростей. Я изучила традиционное значение или «язык» войлочных орнаментов — «язык», который был утерян в западных странах. Он показал мне разницу между декорированными текстильными работами и текстилем с «внутренней ценностью».


— Какие национальные традиции, технологии изготовления войлока вас впечатлили больше всего? Повлияло ли это на ваше творчество и каким образом?

— Меня поразило, насколько бережно использовался шерстяной материал. Например, префельт никогда не расходовался впустую, он полностью весь шел на создание орнаментов. Зная, сколько времени и усилий требует путь по изготовлению войлока, начиная от овцы до готового изделия, и как важно помнить о ресурсах, я нашла и другие важные аргументы научить этому и своих учеников.


— Есть ли какие-то различия в том, как развивается сегодня войлок и войлочные сообщества в разных странах? Помимо исторических, культурных, национальных особенностей? А что есть общего?

— В наши дни, когда существует всемирный интернет и есть возможность доступа к любой информации практически из любого места на планете, уже нет таких различий, какие были еще несколько лет назад. На данный момент я наблюдаю, что индивидуальность войлочных работ несколько утеряна, и в то же время снова появляются новые горизонты для развития индивидуального стиля.


— Есть ли страны, которые в плане развития войлока стоят особняком?

— Это очень интересный вопрос. Эта область, вероятно, требует дополнительных исследований для получения компетентного ответа. Что я могу сейчас наблюдать, так это то, что в наше время безграничных возможностей традиционные ремесла и узоры могут вернуться к истокам и помочь людям воссоединиться с их собственным внутренним творчеством. Таким уникальным ремеслом может быть традиционный способ создания войлока в странах Центральной Азии. Но это не совсем ответ на ваш вопрос.


На выставке в Академии им. В. Мухиной (2000 г.)

«Я вижу дальнейшие возможности технологического развития в производстве войлока как ремесле и прикладном искусстве. Мы можем наблюдать, как производители и компании включают войлочные изделия в процесс осознания экологической ответственности. Ремесленники могут и дальше развиваться в этом направлении. Но мы также должны знать о «веганском тренде». Возможно, валяние как текстильная технология в области ремесел и прикладного искусства должно переходить на валяние иглой с использованием экологически чистых веганских волокон. Я уже работаю над такими проектами».


— До того как вы стали членом жюри конкурса «Войлочное вдохновение», были ли вы уже знакомы с современным российским войлоком?

— Я встречала российских мастеров в 1990-х, на нескольких международных конференциях по войлоку. Одним из них был Александр Пилин.


В 2000 году я впервые приехала в Санкт-Петербург, и у меня была возможность посетить выставку в Государственной художественно-промышленной академии им. В. Мухиной (ныне — Академия имени А. Л. Штиглица. — Прим. ред.), где я увидела современные арт-объекты из войлока.



Один из экспонатов выставки войлока в Академии им. В. Мухиной (2000 г.)

Я также общалась с группой мастеров войлока из Российского этнографического музея, и в 2001 году мы организовали международную выставку войлока в арт-кафе «Бродячая собака», где были представлены работы фелтмейкеров из России, Германии и Швейцарии.


Работы Йоханны Рёсти-Бюлер, представленные на выставке в арт-кафе «Бродячая собака» (2001 г.)

«Огромным опытом стало для меня и участие в проекте «Новая жизнь традиций» в 2013 году. Наблюдать за развитием войлока в России — это было незабываемо»



— Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от работ участников конкурса «Войлочное вдохновение — 2020».

— Качество конкурсных работ было на достаточно высоком уровне. Что можно было бы сделать лучше — так это презентации работ, представленных на суд жюри. Все же имеет значение, продаете ли вы свои работы и готовите презентацию для продвижения или отправляете их на выставку. Было бы лучше фотографировать изделия на нейтральном фоне, а не в пейзаже. Объясню почему: чаще всего в глаза бросается именно пейзаж, а не работа из войлока, но для конкурсного жюри она важна более всего.


— Какие рекомендации вы могли бы дать? Есть ли над чем поработать?

— Я не настолько хорошо разбираюсь в творчестве российских мастеров, чтобы давать какие-либо советы. Для меня самой всегда важен международный обмен: обмен идеями, открытость, преодоление языковых барьеров и других препятствий. Дам одну рекомендацию: подумайте об архивировании современной истории российского войлока.


«Есть русские мастера — отличные дизайнеры, с фантастическими коллекциями из высококачественного войлока. Я думаю, что из-за большого географического размера России онлайн-обучение и онлайн-мастер-классы у вас более развиты, чем в Европе. Теперь, из-за ситуации с пандемией, формат онлайн-обучения становится все более популярным и в Европе».


— Что бы вы хотели пожелать нашим мастерам, не только участникам конкурса?

— Когда я оглядываюсь на свои первые встречи с российскими фелтмейкерами и вижу, какие изменения произошли за последние двадцать лет, я просто хочу поздравить ваших мастеров и пожелать им творчества в будущем. И, надеюсь, в дальнейшем мы сможем лично приветствовать больше русских мастеров в других странах и учиться на их навыках и умениях.




Просмотров: 0Комментариев: 0

Подписаться на наши новости

  • Wix Facebook page
  • Vkontakte Social Icon

 

 

т.  +7 926 718 53 01                                                                                                                 ИП ЛЕДОВСКИХ Е.В.

календарь событий: events@feltfashion.ru                                                                      АО "ТИНЬКОФФ БАНК"

общие вопросы: info@feltfashion.ru                                                                                 ©  Copiright Ледовских Е.В., 

Москва, Россия                                                                                                                       свид. о рег. ПИ № ФС 77 - 73395